June 21st, 2017

ГОЛОС СТАРЫХ ГАЗЕТ АСТРАХАНИ

Порой очень полезно почитать старые газеты.
Я предалагаю вниманию  статью ныне покойного астраханского поэта и журналиста Николая  Васильевича Ваганова, опубликованную в газете «Комсомолец Каспия» № 8 от 24 февраля 1990 года.
                                     КТО ОТКРЫЛ ЯЩИК  ПАНДОРЫ?
Я был избит на тёмной ночной улице покравшимися за мной, яко тати нощные, людьми, - годящимися мне по возрасту в сыновья, а по массе тел превосходящими меня вкупе раза этак  в четыре, да к тому же ещё и – «боксёрами».
«Молодые не удержались», -  пишет Н.Мордовина, считая, очевидно, что и вызывавшие когда-то друг друга на дуэль благородные мужи делали это не путём пощёчины принародно на балу и т.д., а без свидетелей, в углу потемнее.
К счастью, оказался поблизости вставший между мной, поверженным на земь, и пинающими меня «боксёрами», Г.Пикулев. Благодаря ему я не только не был испинан ещё более, но  и обрёл свидетелей моего избиения. Финал «драки», где и мой заступник Г.Пикулев пал на асфальт (это не преувеличения!), успели увидеть другие литераторы. Но пока они вызывали милицию, драчуны, оставив на земле бездыханного Г.Пикулева, с «поля боя»  бежали. Однако основной их замысел – расправиться со мной без свидетелей – провалился.
«Уж какими литературными эпитетами унижал он молодых литераторов!» - пишет Н.Мордовина, создавая впечатление, что на том вечере я только и делал, что ругался. Это,  конечно же, не так,  но главное, можно подумать, что у Ю.Щербакова не было и нет более серьёзных причин меня не любить.
Назову первую: провал зава БПХЛ при попытке вступить в ряды КПСС. За что же и почему не столь давно отказали тут  Ю.Щербакову в доверии наши писатели? Из-за плагиата, использования чужих произведений как своих на устных выступлениях. Об одном из таких фактов я и рассказал в писательской организации. А так как о плагиатских замашках заведующего бюро пропаганды художественной литературы П.Суров писал в стенгазете писательской организации «Дихлофос» ещё раньше, то с приёмом Ю.Щербакова в партию решено было подождать.
Эти и другие, подобные им, обиды навряд ли сделали бы не отличавшегося в общем-то дерзастью нрава Ю.Щербакова моим избивателем, если бы зав БПХЛ совершенно небывалым способом – в группе 40-50 человек – не был кооптирован на совещании молодых писателей в члены СП. Теперь он, избавленный чудеснейшим образом от необходимости вступать в писательский союз через приём в него прежде всего местной писательской организацией, мог позволить себе кое с кем «объясниться».
Во всяком случае, только стоило на этих  злополучных проводах Ю.Щербакову испытать конфуз, связанный с претизаниями на место ответственного секретаря астраханской писательской организации, как у него перегорел последний предохранитель. Это, безусловно, самый трагикомический эпизод в творческой биографии нашего молодого стихотворца, не принятого в партию за плагиат, не прошедшего приёма в писательский союз через местную писательскую организацию и в то же время протаскиваемого в руководители этой организации. Кем? Прежде всего Н.Мордовиной.
Всё это стало достаянием гласности в писательском кругу при разборе мордобойного дела и не было  опровергнуто ни Н.Мордовиной, ни Ю.Щербаковым. И всем было ясно, что значат мои кровоподтёки на лице и на рёбрах. И, думаю, не меня одного умоляла по телефону мать бывшего боксёра, чтобы я (а, вернее, мы с Г.Пикулевым) не подавал в суд.
Потому и стал я вместе с П.Суровым «махать кулаками» спустя полгода после столкновения с «боксёрами», что дышать стало невмоготу! Ведь смехотворное (а что я мог поделать без судебных инстанций?) наказание, вынесенное писательской организацией  Ю.Щербакову, не снято с него пока только из-за моего решительногшо несогласия попирать пусть и цеховое, но правосудие. И когда я увидел опять,  что Ю.Щербакова хотят амнистировать, не спрашивая при этом моего согласия, (а именно просят выступить в качестве предвыборного агитатора за одного из кандидатов в депутаты) я сказал – Довольно!  Натерпелись!
                                                                                                     Н.ВАГАНОВ

Невозможно сомневаться в полном соответствии действительности описываемых Н.Вагановым событий более чем четвертьвековой давности.
Смею заметить, что  «Комсомолец Каспия» в то время, в 1990 году, был органом обкома ВЛКСМ и никакой отсебятины и вранья на страницах этой газеты  просто невозможно представить.
Выводы о персонажах истории делать читателям.